Морозник Кавказский - оздоровление организма народным средством. Заказ морозника.

Экспресс-заказ





Заказать морозник »
Союз образовательных сайтов
Rambler's Top100

Частенько приходит информация от недовольных своей фигурой, здоровьем с желанием услышать мнение выхода из этого положения.

Вот один из моих ответов:

Приветствую Вас Натали!!!

Ну ни хрена себе, Натали, как это можно в свои 55 лет нахватать столько хворей.

В эти то годы не мешало бы еще попудрить мозги мужикам, потомством заниматься, а она в развалину превратилась.

Мне за 80, а серьезных проблем со здоровьем пока нет, хотя раньше и были, да я еще и аварию пережил – обширные ожоги, переломы – год в больнице. Помогла медицина, но я в этом деле пешкой не был.

Как я добивался желаемого, изложено на моем сайте moroznik.info – «Борьба за выживание».

Выход их Вашего положения, как мне кажется – изменить образ жизни, который привел к такому состоянию – минимум диеты, максимум динамики (+) оздоровительные мероприятия, такие как использование морозника, голодание и прочее.

Хотя морозник, как и голодание не лечит какие-то болезни, но он чистит организм, а это стабилизирует фигуру и в чистом организме не место какой либо хвори.

Морозник – растение, вековой опыт использования которого в оздоровительных целях, доказал свою состоятельность да и сейчас я получаю (+) отзывы о деяниях оного.

О голодании, оздоровительные факторы которого я использую, можно прочитать в книгах «Голодание» Поль-Брегга, «Голодание ради здоровья» Николаева, Нилова, «Голодание» Г. Малахова, да и вообще авторов таких много. Оно дает хорошие результаты, но для этого надо мужества набраться.

Об оздоровительных факторах в основном проверенных на себе делятся Левшинов, Травинка, Елисеева, Семенова, Шаталов и другие.

Нужные советы можно найти в «ЗОЖ», «Столетник», «Народный доктор», «Лечебные письма» - там я нахожу интересную для себя информацию, и она заменяет мне чтение романов, а кое-что использую.

Из большого количества советов, примеров, предложений надо выбрать подходящий для себя и вперед. Если же ничего не делать, да еще в преклонные годы дружить с диваном, то пиикинец.

Поль-Брегг говорит – «Чтоб быть миллионером здоровья, надо работать.»

За работу и вперед к здоровью!

Успеха!

Пока! Пока!

Борьба за выживание



Недавно слышал передачу, когда некоторым приходилось бороться за свое выживание. Я на эту же тему желаю поделиться. Может, кому-то и пригодятся мои варианты в борьбе за выживание. Я бы назвал свое повествование «Переаттестация, и не только, в моей жизни».

Переаттестацию в Сибакадемстрое, где я работал, устраивали для ИТР, когда непосредственный руководитель давал производственную характеристику работника, а комиссия из главного руководства задавала вопросы, чтоб выяснить кругозор и компетентность работника, и давала заключение о его соответствии занимаемой должности.

Но сначала о том, как я попал в неординарную ситуацию.

Дело в том, что полвека назад в Академгородке под Новосибирском я попал в автоаварию.

На мотоцикле (я был в коляске) врезались в груженую (бочки с горючим) машину, которая неожиданно выехала из лесного массива.

Пожар

От удара ее отбросило, а у мотоцикла, кроме всего прочего, вылетела пробка бензобака. Бензином облило нас и машину.

Бензин вспыхнул.

Все охватило пламенем. К тому же сидевшие на мотоцикле от удара потеряли сознание.

Водитель машины сначала тушил машину, а потом уже нас вместе с людьми на подъехавшей машине.

Водитель мотоцикла погиб, не приходя в сознание, а я обгорелый с головы до ног с многочисленными переломами превратился в обгорелое месиво.

Таким я и попал в гор. больницу г. Новосибирска после того, как в 5-ти не приняли, посчитав бесполезно бороться за мое выживание.

Но я выжил.

Через год я выписался из больницы пожизненным инвалидом. Одна нога не гнулась. Разработка не дала положительного результата, хотя через полгода я уже самостоятельно разработал её и вернулся к нормальной жизни и трудовой деятельности.

Переаттестация началась со знакомства с моей характеристикой, а потом вопросы:

  • Что читаешь?
  • Твое хобби? 

«Как твое здоровье?» – спрашивает нач. отдела кадров Максимовская.

«Сейчас на здоровье у меня жалоб нет» – говорю. При разработке ноги приходилось ежедневно выполнять зарядку, водные процедуры. Это сделало меня не восприимчивым для гриппа, сквозняков и других хворей.

Я и сейчас поддерживаю активность. Летом на грядках любимое времяпрепровождение мое. К тому же это обеспечивает меня свежими продуктами летом и заготовками на зиму.

А ежедневная зарядка для меня стала необходимостью, т. к. разработанная нога без оной в коленном суставе уменьшала сгибание, и я уже не мог соединить пятку с ягодицей.

И я сейчас даже доволен этой необходимостью.

Предварительно я еще в постели руками пройдусь от макушки головы до кончиков пальцев на конечностях, обращая особое внимание на активные точки, рекомендованные Уманской, и другим точкам на всем теле.

А еще бег трусцой в комнате, как советовал Амосов, с малым передвижением. Я занимаюсь этим по несколько раз в день. Особенно мне нравится это через некоторое время после приема пищи и ночью после похода в туалет. Чувствуется какое-то движение в кишечнике после этого.

«А, если имеете в виду, – продолжая ответ, – мое послеаварийное состояние, то, конечно, имею ободранный вид, хотя, в общем-то, я доволен».

На голове, которая первоначально была похожа на поджаренную на костре картофелину, кожа снялась. Пророчили мне хрущевскую прическу, но корни волос сохранились, и волосы отросли.

Обгорели ободки ушей. Я надеялся на их восстановление. Жаль, но это не получилось, хотя обгорели они ровненько, и их дефект не очень заметен.

Один глаз первоначально обнаружить не могли, а он оказался на месте, да еще и видит.

Челюсть срослась не совсем удачно, и первоначально при употреблении твердой пищи около уха происходило щёлканье, слышимое и для окружающих. Но со временем притерлось, и звук перестал возникать.

Сломанные ребра срослись.

При аварии получил сильный удар в живот. Произошла спайка кишок с наружной стороны, но это не отразилось на их нормальной работе. Вот только при удалении аппендицита были дополнительные проблемы.

У одной ноги обгорела на бедре не только кожа, но и ткани и сломанные кости, которые выдвинулись наружу. Их впоследствии соединили на штифте, но срастание обгорелых соединений было проблемным.

Хорошо, что второе бедро оказалось неповрежденным, и оно было использовано как донор кожи для поврежденного бедра.

У другой ноги обе кости голени оказались сломанными. Их в гипсе сложили не совсем удачно. Нога оказалась кривовата, но это под штаниной как-то не заметно. При этом ноги оказались разной длины.

Но впоследствии оказалось, что на них можно передвигаться без особых проблем.

Пальцы рук обгорели до костей, да и ногти немного погодя снялись, но в последствии все восстановилось.

Но вот еще за год, проведенный в больнице, мне 15 раз вливали кровь по 200 гр. Всего получилось около 3-х литров чужой крови, а это составило половину моей, т. к. у человека в среднем 5-6 литров.

Вливали всю женскую. Просил: «Хоть раз влейте мужскую, то ведь в «оно» можно превратиться». Но моя просьба осталась без внимания.

Вопрос одного члена комиссии: «Как на тебе это сказалось?»

Припомнил, как сдача норм ГТО происходила на стадионе – прыжки в длину.

Я-то раньше хорошо прыгал в длину и высоту. Но после аварии учился ходить, бегать, танцевать, а прыжкам как-то не уделил внимание.

Но надо, значит надо.

Разбежался и как сиганул.

Судья говорит: «Ну, парень прыгаешь как баба». Спорить не стал.

А еще, говорю: «У меня характер как-то изменился. Вот, если у меня что-то просят, да еще и хорошо просят, то отказать сил не нахожу (у членов комиссии это вызвало бурное оживление)».

Потом говорю: «Зав. хирургического отделения т. Мунис после обеда, когда спадала напряженка, частенько заходил ко мне».

– Однажды спрашиваю его: «Рахметов спал на гвоздях, чтоб закалить свою волю. А как на мне скажутся ожоговые перевязки?»

За год моего пребывания в больнице только я и еще один больной с большой поверхностью ожоговой поверхности молча переносили перевязки. Это, когда снимали присохшие бинты, было впечатление, что кожу снимают.

Я молчал, понимая, что без этого не обойтись. Обычно выдерживал перевязку головы, одной или двух рук, и меня начинало трясти, как на морозе бывает. Это болевой тик, а дальше может наступить болевой шок, из которого потом придется выводить. Чтоб обойтись без этого, перевязочные дела срочно скручивались.

Иногда мед. работники не успевали уйти, а я уже засыпал.

Минут через 10 я просыпался в нормальном состоянии.

А второго больного после перевязки укладывали на койку и закрывали простынею.

Он плакал, и этим снимал болевой стресс.

Остальных же перед перевязкой руки и ноги привязывали к столу. А когда начинали снимать повязки, больные начинали активничать, а из перевязочной слышались ябуки, матюки.

Но врачи не возражали против такой активности, т. к. этим они снимали болевой стресс.

Мунис отвечает, что в таких процедурах у сильных только закаливается система, а у слабых она расшатывается. «У тебя воля крепкая и она станет еще крепче».

  • Стала? 

Если в начале молча переносил ожоговые перевязки, то к концу пребывания в больнице идут с уколом, а у меня душонка начинает егозить. Поставят укол, она успокоится.

Или прикрикну на нее: «Не п#зди, перебьемся». Она обычно успокаивалась, но было два случая, когда она не послушалась меня.

Членов комиссии заинтересовало местонахождение у меня души.

  • Говорят, у многих она находится в груди, у некоторых в пятках, а у меня в мошонке (оживление комиссии). 
  • Почему так решил? 

Так, как в таких случаях говорит теща: «Все же там ходуном ходит».

  • А что же произошло, когда душа не послушалась тебя? 

А произошло это, когда нашему управлению механизации поручили освоить ремонт гидрокоробок механизмов на базе трактора «Беларусь».

Начальник УМ Голубев И. В. поручил это Маркову В. Поручение было трудным. Нужно было рабочие поверхности гидрокоробок выровнять от наработанных дефектов, наладить изготовление новых дросселей и золотников, которые должны были свободно передвигаться в коробке и в то же время удерживать рабочее давление в гидросистеме 75 атм.

Требовался для этого новый инструмент, притирочные приспособления, шлифпасты, новые для нас технологии обработки рабочих поверхностей коробок и золотников, сконструировать испытательный стенд для испытания и установления качества отремонтированных коробок.

Но Марков работал монтажником, потом мастером по изготовлению металлоконструкций. Был он исполнительным, трудолюбивым, но я считал его неподготовленным к выполнению работ по налаживанию ремонта гидрокоробок.

Я решил предложить себя, т. к. я уже поработал мастером по эксплуатации коробок на механизмах, выполнял конструкторские работы, знаком с ремонтом и металлообрабатывающими работами, имел инженерное образование.

Прихожу к Маркову: «Как новое твое назначение?»

  • Да я-я с какого конца и за что браться не могу представить. 
  • А что, если я предложу себя вместо тебя? 
  • Да я молиться буду на тебя. 

Я к Голубеву – назначение было изменено.

И вот тут начались захватывающие для меня производственные рабочие дни.

Приходилось многое искать в справочниках, на заводах, у специалистов.

При возникающих проблемах руководство сразу же принимало решение.

Это было увлекательное время – с работы уходить не хотелось.

Я почти каждый день докладывал гл. инженеру Павлову В. С. о выполненных работах и проблемах.

После выполнения значительных подготовительных работ докладываю, что стенд для испытания гидрокоробок изготовлен, и назвал намеченное время для его испытания.

  • Пригласи меня – говорит он. 

Я стал возражать, т. к. стенд сложный. Там и гидросистема, электрика, механика, система подключения проверяемых гидрокоробок, так что вполне возможны недоработки. – Я сказал – настаивал он.

  • Что делать – главный. 

Приготовились. Приглашаю.

Перед пуском главный подошел к стенду. Включил силовую систему стенда. А он как завыл с нарастающим звуком, а потом еще как шарахнет. Вылетевшая гидроструя, как из гидропушки, снесла шляпу с инженера.

А меня прямо затрясло. Шляпа превратилась в блин. А что было бы, если она ударила ниже? Неизвестно, что осталось бы от лица главного.

Давление-то рассчитано на рабочее в 75 атм., а при испытании 100 атм.

При каком давлении, как оказалось после, лопнул бронированный шланг можно только догадываться.

Мне «решетка» маячила.

Душонка затрепетала и отказалась меня слушаться. Главный взял шляпу-блин и ушел. У меня соображалка отключилась.

Рабочих отпустил. Сам в магазин, домой, зарядился и спать. А душа до этого все никак не хотела успокоиться.

Ночью нашел причину (чертежи стенда захватил с собой).

Оказалось, я не предусмотрел сброса давления на холостом ходу. При этом при запуске системы что-то должно было или сломаться, или силовая установка остановится.Самым слабым звеном оказался бронированный шланг. Он лопнул, а сжатый в системе воздух сработал как заряд в гидропушке.

После удаления недоработки и испытания стенда пригласил гл. инженера. – Ну, что работает?

  • Работает. 
  • Ну и работайте. 

Частенько работу стенда впоследствии показывали гостям. И, когда запускали стенд, главного в первых рядах смотрящих не бывало.

Очко-то у главных не железное.

А второй случай непослушания души случился, когда я работал начальником экспериментального цеха в УМ.

Привозит заказ и чертежи нач. отдела Сибакадемстроя. Это необычно, значит, дело нерядовое.

Оно состояло в том, что надо было приспособить агрегат, который двигаясь по трубе, производил её изоляцию пленкой, к работе в стационарном положении, а трубу подавать к нему.

Мы сразу же вместе ознакомились с заданием.

Предлагалось подавать трубу по горизонтальным снизу и по бокам, У-образно установленным роликам на раме. Такая же конструкция предлагалась и на выходе трубы.

Передвижение трубы предлагалось вручную лебедкой, установленной на площадке над трубой. Ось рукоятки находилась на высоте 0,45 м над площадкой. Предполагалось, что рабочий будет всю смену, стоя «раком», выполнять свою работу.

Диаметры труб разные будут, а рольганг нужно устанавливать так, чтобы её ось совпадала с осью агрегата.

Решения этой операции не было дано. Видимо, предполагалось это делать при помощи подкладок и еще, видимо, предполагалось для каждого размера труб, свой рольганг.

Проанализировав предлагаемый вариант модернизации агрегата, пришли к выводу, что это будет затратно при изготовлении и эксплуатации.

Свои замечания вынесли на тех. совет, где было принято решение: разработчикам проекта переработать его с учетом замечаний.

Я старался следить за выполнением этого решения, но нового не намечалось.

Тогда сам решил поискать другой вариант. И предложил следующий вариант: при нормальной работе агрегат двигался по изолируемой трубе на У-образных дисках, которые меняли свое положение в зависимости от диаметра трубы за счет смещения их на опорных валах.

Я предложил установить такие валы с дисками на раме перед агрегатом, а силовую установку агрегата через цепную передачу использовать для их вращения, чтоб уложенная на диски труба подавалась к рабочему органу агрегата.

При изменении диаметра труб менялось только положение дисков на валу.

На выходе трубы предложил две тележки на рельсовом ходу. Выходя, труба упиралась в упор крайней тележки, которая, откатываясь, становилась опорой конца трубы, а опора опять же состояла из дисков на валу.

Второй конец трубы, выйдя из агрегата, опускался на такие же диски первой тележки.

И на этом цикл изоляции трубы заканчивался.

Я считал свой вариант более приемлемым во всех отношениях.

Чтоб придать законность ему, подал рацпредложение. При его рассмотрении конкретного решения не было принято – не приняли, но и не отказали.

Пытался найти конкретность – не получилось.

Несколько спустя пришел приказ нач. Сибакадемстроя (генерала) поэтапного изготовления оснастки агрегата в первоначальном варианте.

Я позвонил Белькову (нач. отдела по новой технике; он был единственным, который поддержал мой вариант), попросил его сходить к гл. инженеру Сибакадемстроя Вексману с этим вопросом. Через некоторое время он позвонил и передал сказанное, что надо сначала изготовить то, что предложено, а уж потом улучшения предлагать.

Тут я дал маху. Надо было самому сходить с чертежами обоих вариантов.

Что делать? Считая свой вариант более рациональным, после определенных колебаний, не советуясь ни с кем, т. к. кто же меня поддержит нарушать приказ генерала, сознавая, что мое решение авантюрное, и что поступаю как Матросов, запустил в производство свой вариант.

Дело закрутилось. Я разрабатывал узлы, конструктор делал чертежи деталей, в мех.

цех на изготовление деталей и на сборку.

Через некоторое время зам. генерала собирает тех. совет с единственным вопросом – ход выполнения приказа по изготовлению оснастки агрегата.

И тут выясняется, что изготовляется не тот вариант, указанный в приказе.

Тогда он кулаком (как кувалда) об стол: «Кто нарушил приказ генерала и указание Вексмана?» У членов совета головы как-то втянулись. – Кто-о?

Дело вышло на меня.

Душонка затрепетала, да еще как.

Но мое указание: «Неп#изди» – не помогло.

Одернув пиджак, чтоб незаметна была ее активность, встаю, раскладываю чертежи 2-х вариантов, сравниваю их.

После того, как я закончил – тишина. Вопросов нет, видимо, понятно высказался. И, наконец, зам. говорит: «Начал свой вариант, его и заканчивай, а, если не пойдет, я на тебе штанов не оставлю».

Только после этого душонка приутихла. На меня же навалилась такая слабость, что боялся, как бы не грохнуться.

Хотя хотел сказать, что: «Если не пойдет, сам штаны сниму».

  • Делай что хочешь. 
  • А если пойдет, тоды чо? 

Хорошо, что агрегат с предложенной оснасткой удовлетворительно показал себя в работе.

Это был второй случай непослушания моей душонки.

И еще говорю составу комиссии: «Для вас незнакомо состояние пенсионеров. Для вас выходные, праздничные дни, отпуск – это кайф. Можно расслабиться, не спешить куда-то. Это хорошо. Но когда слишком хорошо, то это уже нехорошо».

Мне после разработки, когда мог уже неплохо передвигаться, безделье стало в тягость.

Чтоб найти применение себя пошел в учкомбинат. Я там раньше проводил занятия в группах механизаторов. Предложил свои услуги.

Но руководитель сказал, что: «У тебя, я знаю, было сильное сотрясение (он прав в этом), а ты как после этого?» И покрутил рукой около виска.

Не прошло.

  • Пошел к Вам, – обращаясь к Максимовской (она была нач. АК Сибакадемстроя и членом комиссии). – Работенку какую-нибудь ищу. – Найдется ли что-то у вас, хотя бы не денежное, т. к. у меня есть пенсия по инвалидности, хоть и небольшая, пожить можно? 
  • А помните, что на это вы ответили? 

«У нас вся работа денежная» – инвалидов брать не хотели.

«А твою мать» – думаю. «На хер никому не нужен».

И тут мне подвернулась путевка в местный Сибакадемстроевский д. о. «Сосновка».

Там я активничал. Танцы не пропускал, ходил в походы, на лыжные прогулки, катался на лыжах с горок, прыгал с небольших трамплинов, хотя одна нога была еще на штыре. Но врачи говорили, что он из нержавеющей высокопрочной легированной стали выполнен, и я надеялся на него.

И тут, видимо, сработало сарафанное радио. Меня пригласили на работу, где я раньше работал. Да еще на денежную, да еще со скидкой на инвалидность (мне разрешили на час опаздывать, т. к. выполнять планы автохозяйств за счет переполнения автобусов в часы пик не так-то просто даже и при полном здравии; из-за этого я и не обращался раньше на свое старое место работы).

Я, конечно, был рад, но для себя решил, работа есть работа, и ни каких скидок на инвалидность.

Я не опаздывал, а приезжать на работу стал раньше пика перегрузки автобусов.

И тут же вскоре меня вызывают на мед. комиссию. Там извинились передо мной и сказали, что: «Мы знаем твои повреждения, но т. к. ты устроился на работу, не потеряв ни зарплаты, ни в положении, с тем, что было, то мы больше не вправе держать тебя на инвалидности. Но, если не потянешь и перейдешь на более низкую работу, как сторожем или вроде этого, то третью-то группу (я был на второй) мы всегда тебе восстановим».

И так я из безнадежного, когда представлял обгорелое месиво при поступлении в больницу и был выписан из нее через год пожизненным инвалидом (одну ногу разработать не могли), превратился в нормального человека. ЭВРИКА!

На переаттестации меня еще спросили, поделился ли я где-нибудь о способах своего выздоровления? Обо мне была статья «Рядом с чудом» в газете «Новосибирская правда».

Дело в том, что доставили меня в гор. больницу в безнадежном состоянии. А брать такого – это портит рейтинг больницы – это отношение скончавшихся к числу больничных коек. Поэтому меня и не приняли в 5-ти до этого больницах – нет свободных мест.

Не хотели принять и в гор. больнице, но мед. сестра скорой заявила, что его (меня) нигде не приняли. «В морг же не повезу, т. к. он еще живой».

Приняли.

Но зав. отделения был еврей, а они же умные люди. Из любого положения находят выход.

Приняв меня, он направил письмо в областное управление больниц с описанием моих повреждений, и что меня в таком положении продолжительное время катали по городу, т. к. другие больницы не изволили принять больного.

В областном управлении решили рассмотреть это письмо после исхода состояния больного.

Там по утрам проводились планерки, которые начинались с вопроса: «Как состояние Яркова?» – Живой.

И после этого приступали к повседневным вопросам.

Где-то после полутора недель у меня был кризис. Я остался жить.

А после того, как я смог нормально общаться, т. к. до этого рот, закрытый последствиями ожога, не раскрывался, и только через проделанное отверстие через носик чайника мне заливали воду, разные жидкости, а потом и жидкие каши, и хотя еще сломанные челюсти не двигались, но язык-то оказался целым, не поврежденный, и я мог уже общаться, ко мне стали приходить мед. работники, которые интересовались долголетием, здоровым образом жизни, выясняли: «Что ешь? Что пьешь? Что любишь, что не любишь?»,– а потом и журналист появился.

После этого в газете «Новосибирская правда» появилась статья «Рядом с чудом».

В ней был описан мой случай и про найденного в сугробе окоченевшего паренька, которого в больнице отогрели в ванной, а потом еще и оживили.

Анализируя факты своего выздоровления пришел к заключению, что помог мне, в том числе, и мой образ жизни в детстве.

Первоначально я жил в краю охотников в д. Картыпья Ханты-Мансийского округа.

Несколько домишек мои родители вместе с другими отшельниками соорудили на берегу реки Мулымья, а она после с соединением с р. Супра впадала в р. Конда, которая около Ханты-Мансийска в р. Иртыш.

Край был совершенно не обжитый. Там появлялись в сезон только охотники за добычей пушного зверья.

Край богатый. Было изобилие непуганой боровой дичи, лосей, рыбы, ягод, грибов.

В военные годы с голоданием там мы не были знакомы.

Но и трудностей хватало. Связь с внешним миром была только зимой. Летом окружающие болота становились непроходимыми из-за болотных рек. Они находились под слоем мха, образовывая зыбуны. Проваливаться в них было опасно, т. к. без посторонней помощи выбраться было мало шансов.

Проехать по реке тоже было проблемно из-за скоплении в русле реки подмытых по песчаным берегам рек деревьев. Эти заторы тянулись на несколько км. На них вырастали кустарники, а вода рек, размывая дно реки, углублялась.

Зимой выпадало много снега, который создавал проблемы для проезда по зимникам.

Сильные морозы тоже не создавали комфорта.

Летом же овод – этопауты, слепни, мошки, комары в летние жаркие дни загоняли даже лосей в дневное время в воду, а коровы возвращались домой с пастбища. Их сгоняли в круг, а по периметру его разводили дымовые костры, помогая этим уменьшить неприятности для животных.

Попали мои родители в эти глухие места не по доброй воле. Многим из их поколения пришлось пережить раскулачивание, коллективизацию, революцию и другие потрясения в жизни.

Мать моя была дочерью старосты в поселении Гаринского района Свердловской области. В 1929 г., когда власть взяли бедняки – представители новой власти, – беспредел стал нормой. Дом родителей сожгли, всей семье угрожали расправой, хотя отца уже не было. Спасаясь, семья вынуждена была податься в тайгу.

Суровость природы там, естественная пища, необходимость быть в движении – зимой из-за холода, летом спасаясь от кровожадных насекомых, – заложило во мне здоровый организм.

И в дальнейшем я придерживался его в своем бытие.

Вот это я и считаю одним из факторов моего нормального выхода из безнадежной ситуации.

И еще, я считаю, если встретился с трудностями, то не стоит считать себя пешкой.

Находясь в больнице, я вникал в действа медиков, связанные со мной, анализировал (+) и (–), а после выходил с предложениями. Вначале на это не реагировали, но только вначале.

Прошло уже полгода моего пребывания в больнице. На обгоревшем правом бедре, снятая кожа с левого бедра прижилась, а на обгоревшем колене и голени левой ноги кожа не восстанавливалась.

Хирурги довольно настойчиво предлагали операцию на пересадку кожи.

Но где её взять?

Донорская плохо приживалась, а кожа с моего живота не годилась, т. к. она тонкая слишком. Подходящей была кожа с моей спины.

Но я из-за проблем с ногами не мог повернуться на бок, посидеть. Обычное и постоянное мое положение: лежание на спине.

  • А как же мне быть со снятой кожей на спине? 
  • А мы круги подложим. 

Я не мог это представить. А потом после операции под наркозом я трудно восстанавливался. Поэтому я не давал согласия на операцию, а без него они не могли её исполнить.

По понедельникам в больнице был общий обход. Зав. отделения впереди, а за ним лечебный персонал – сестры, хирурги в белых халатах с белыми колпачками на голове – внушительная процессия.

Когда подошли ко мне, зав. отделения стал опять настаивать, что я уже немаленький и должен понимать, что отсутствие кожи – открытые двери для инфекции.

Надо соглашаться на операцию.

Я-то боялся её (общее мое состояние было хилое). И я хотел обойтись без нее.

  • Дайте мне неделю – попросил я – и делайте, что я буду говорить. – Если не получится, я буду согласен на все ваши действа. 

Такое заявление я – механик сделал из наблюдений результатов лечебных мероприятий со мной. Я не помню случая, чтоб я был на перевязке без зеркала. При невозможности подняться через него обследовал результаты лечебных процедур, делая выводы.

Вот свои выводы я и хотел использовать, хотя врачи считали их моей прихотью.

Поворачиваясь к своей свите, зав. отделения дает указание делать, что он скажет. – Он же нам руки развязывает.

После этого я назначал себе перевязки, лечебные процедуры. Хирург Солнцева В. М. подходит только посмотреть на рану и говорит сестрам, чтоб делали, что он скажет.

Сам был удивлен, когда на 4-й день раскрыли рану, а она почти вся затянулась пленкой. Это эпителизация кожи началась. Остались только два небольших участка без пленки.

– Пригласите заведующего – говорит она.

Приходит он, заткнув нос ваткой. Видимо, от моих грязных ран выделялся неприятный запах.

Посмотрел он, а я говорю: «Стоит ли тут делать операцию?» Он бросает ватку в урну. «Какая тут операция. Тут делать больше нечего».

Так я отделался от одной из многих операций.

Но у меня еще лоб оставался без кожи. Предыдущий вариант не подходил. Надо было искать другой.

Случайно супруга от бабуль узнает, что раньше ожоги лечились смесью желтка деревенского яйца с чайной ложечкой деревенского сливочного масла, сбитых в сероватую с пузырьками воздуха массу, которую наносили по несколько раз в день на ожоговую поверхность.

Я это народное средство предложил лечащему хирургу Солнцевой В. М. Но она довольно резко заявила, что как я могу в советской больнице предлагать это (в то время к народным способам лечения, травникам относились негативно).

Я настаивал, заметив, что: «Прошло больше полгода как я на вашем лечении, а позитива нет, надо что-то другое пробовать».

  • Но ведь голова – не пальчик, чтоб эксперименты производить. 
  • Но голова-то моя. – Могу же я ей распоряжаться. 
  • Я ничего не знаю, но что тебе для этого нужно? 
  • Не забинтовывать рану. 
  • Половину раны я забинтую, а на второй – пробуй. 

Так и порешили. Я по несколько раз в день наносил приготовленную по совету бабушек смесь на открытую часть раны.

К моей радости на следующий же день по краям раны появилась пленка – начало формирования кожи. Через неделю с небольшим рана полностью закрылась.

Я это объясняю тем, что у меня в то время было жуткое состояние, хотя оное в течение всего года пребывания в больнице легким и не было – на волоске висел.

После штифтования костей бедра на ожоговой поверхности инфекция попала в ткани, а потом и на кости – начался остеомиелит. Протекал он бурно и по всему бедру. От его действа утром температура была пониженной, а к вечеру – за 39 градусов. Кроме обычных неприятностей при этом у меня совершенно пропал аппетит. Даже запах и вид пищи для меня был неприятен.

Когда разносили пищу, я накрывался простынею. Работники кухни мое состояние знали. Они толкали меня по окончании доставки блюд.

– Я все принесла.

Тогда я разворачивался, несколько ложек первого, откусывал часть котлеты, чаю немного и хватался за полотенце. Принятая пища возвращалась, но я её, удержав полотенцем, опять возвращал в желудок. Так происходило 2-3 раза, а потом все успокаивалось.

Соседи по палате удивлялись, как я могу глотать свои отрыжки. Но что мне оставалось делать, когда нормально я не мог. А питаться-то все равно надо хоть так.

Не в силах уменьшить мою температуру для восстановления нормального приема пищи, медики предлагали принимать водку, коньяк, хотя с этим в больнице было строго.

Но и это не давало позитива.

При таком моем состоянии, когда минимальной пищи хватало только на удержание меня тепленьким, пищевая смесь, наносимая на рану, явилась стимулятором, видимо, образования кожи.

Таким образом, и на втором ожоговом участке восстановилась кожа. Эврика.

После этого мед. работники не только стали прислушиваться к моим высказываниям, но и советоваться при новых своих действах.

После нескольких неудачных очистительных операций по очистке кости бедра от остеомиелита последняя, выполненная другим хирургом, была удачной.

А в это время супруга, измотанная поездками ко мне через день за несколько десятков км, уехала в санаторий отдохнуть. На меня же после нескольких месяцев неприятия пищи, напал жор. Больничного питания не хватало. Принести дополнительного было некому.

И тут мне помогло решить этот вопрос проводимое в городе, какое-то торжество.

Демонстрация. Народу на улицах было много. Город-то большой.

Ребятня для лучшей видимости полезла на деревья, а потом по одному или по несколько сваливались, получив при этом сотрясения, переломы.

В нашей палате из 16 коек где-то треть была заполнена такими любопытными.

Им, как взрослым, не лежалось. Они устраивали разные развлечения, в том числе была игра «Угадай-ка».  

Играли под интерес. На кон выставляли, что было. В основном яйца, котлеты, куриные окорочка и прочее, приносимое родителями, но проблемное для ребятни все это употребить.

Я тоже подключался к этой игре. На кон выставлял большие шоколадные конфеты, которые по просьбе мне доставляли мед. сестры.

От результатов такой игры все получали позитив. Ребятам нравились мои конфеты, родители были рады, что у их деток появился аппетит, а я был обеспечен настоящей пищей.

Началось наконец-то мое выздоровление. И тогда обратили усилие на разработку ног. На одной как-то быстро восстановилось сгибание в коленном суставе, а на другой – не пошло, хотя усилия прилагались немалые.

Эта процедура была очень болезненной. Через несколько минут её проведения рубашка моя становилась мокрой от холодного пота, а еще через некоторое время я уже не мог молчать, хотя ожоговые перевязки переносил молча.

Результатом усилий мед. сестер и моего терпения при очередной попытке было увеличение сгиба в колене на несколько градусов. После этого нога опять находилась в прямом положении в течение суток.

На следующий день с трудом добытое увеличение сгиба исчезало. Позитива не было.

Я выходил с предложением напоить меня спиртом для уменьшения чувства боли.

  • Алкоголиком мы тебя сделаем, а результатов не получим – возражали мне. 

  • А если попробовать делать разработку под воздействием закиси азота? – Мне некоторые перевязки делали при её применении. 

  • Связки можем порвать, а потом еще понадобится операция по их соединению, – опять слышал возражения. 

При выписке из больницы зав. отделом сказал, что: «Моли бога, что жив остался».

  • У тебя повреждений было на несколько смертей. – Нас удивляет, как в такой незавидной комплекции, такой крепкий оказался организм, а с прямой ногой надо смириться. – Разработать её нет возможности. 

Но меня пожизненная инвалидность совсем не устраивала.

После выписки из больницы я уехал к родителям на север Тюменской области. Со спиртом там проблем не было. Пробовал напиваться, а потом привлекал своих сестер к разработке ноги. При этом боль меньше чувствовалась, но пропадал то ли дух какой-то, то ли воля.

Я прекращал действа сестер, прикидывая, что живут же люди, используя костыли.

А тут хоть и прямая нога, но своя же.

Утром голова была какой-то чужой, а результатов нема. Такая разработка не давала позитива.

Вернулся в Академгородок – домой.

Принял сам для себя новую технологию в разработке!

– Надо идти к цели и днем и ночью.

Для этого изготовил приспособление из листа ДСП (древесно-стружечная плита, похожая на фанеру).

 

На плите (1) соединены два листа (3) и (6) между собой шарнирами (8) и (9). За счет упоров (7) они придавали голени (4) горизонтальное положение. Дополнительно грузик (5) усиливал давление на коленный сустав.

Мое новшество в технологии разработки ноги заключалось в том, что давление на разрабатываемый сустав было долговременным, хотя и не очень сильным.

Читал ли я книгу, смотрел ли телик, отдыхал или спал, нога постоянно была на приспособлении.

Боль при этом была не очень резкая, а какая-то ноющая. Когда уже все-таки доставала, я считал обычно до 500. Это отвлекало и неприятности были менее заметны. А после снимал ногу. В горизонтальном положении боль, как жидкость, выпиваемая из сосуда, угасала.

Через несколько минут я опять её укладывал на установку. В таком положении я и спал. Проснувшись от неприятностей болевых, снимал ногу на несколько минут, а после опять её на старое место, и засыпал. Проблем у меня с этим не было.

Несколько недель прогресса не было, но потом все же сгиб в колене тронулся, и дело пошло.

Месяца через два без особых проблем стал передвигаться даже по лестницам.

Я считаю, что подобная технология может быть использована и для других суставов.

Мед. работники в поликлинике, где я стоял на учете, были удивлены моим успехом. После таких повреждений, как переломы, ожоги, пересадка кожи, остеомиелит, года неподвижности, они не встречали случаев разработки суставов.

«Пиши, – говорят, – поделись опытом». Написал в журнал «Здоровье». В ответе поздравили с выздоровлением: «Но твой материал поместить не можем, т. к. у нас научного направления материалы, а ты делишься опытом. Помести свой интересный материал в другом издании», – что я делаю сейчас.

И хотя год остался до моего восьмидесятилетия, чувствую себя нормально.

Конечно, проблемы со здоровьем возникали. Медицина помогала, а когда у них возникали трудности, подключался я.

Так одно время при приеме пищи из носа начинала капать кровь. Я на обследование.

Давление и сосуды в норме. Мед. работники развели руками.

Я стал разбираться в себе. Надо было выяснить, почему при нормальностях у меня это происходит.

А в это время из-за проблем, связанных с разводом, которого я не желал, пропал сон у меня.

Не спится, и на работе сонливости нет. Ну и ладно. Но не это ли причина моих недомоганий?

Принял снотворное на ночь – все нормально. На второй день не принял – капанье возобновилось.

– Так вот в чем собака зарыта!

И я стал использовать снотворное, пока не встретилась особа, которая вернула меня к нормальной жизни.

В другой раз по ночам подушка обильно покрывалась кровью. Повторилась ситуация – причин не было.

Опять самоанализ.

В это время от нашей организации в пригороде заработал профилакторий.

Работники по путевке после работы отбывали туда на ночь, а утром опять на работу.

Меня одинокого в то время все там устраивало.

Я и мои знакомые познакомились с работницами столовой. При хорошем-то питании нам, видимо, за счет этого еще дополнительные порции перепадали. Старший по столу «возникал», если мы что-то оставляли. Так вечером и утром, а на обед еще талоны давали для обеда в столовой.

И когда пошла по ночам кровь: «А не это ли обилие стало причиной моих проблем?»

Попробовал не обедать, талоны-то сохранялись. Получилось, кровь не появлялась больше.

Однажды в местах крепления правой ключицы появилась довольно сильная боль при движении руки, и движение её стало ограниченным.

Я к хирургу.

– Ну, что же хотите? – Возраст.

И ни какой помощи, совета. Это значит, самому надо выходить из этой ситуации.

Я слышал, что многие суставные проблемы возникают от уменьшения кровотока в них.

Стал делать массаж ладонями.

Видимо, биополе рук усилило кровоток, и боль исчезла, а движение руки восстановилось.

Я и сейчас выполняю эту процедуру по утрам. Неприятности больше не возникают.

А это уже не так давно было.

При резком поворачивании головы в уголках глаз стали появляться искорки. Явно что-то не то.

Я на мед. осмотр.

Проверил глазное давление, сетчатку глаза, да и зрение. Вроде грешить не на что.

Мои проблемы опять были непонятны.

Из радиопередач слышал, что многие проблемы глаз – мозговые, да и вообще многие органы страдали из-за уменьшения кровотока. Но оное увеличивается под воздействием магнитного поля, а биополе человека аналогично ему. Биополе моих рук сильное. Это я установил при помощи «гаечки» по рекомендации В. Травинки.

«Гаечка» мне и сейчас помогает подбирать подходящие для моего употребления продукты и питьё.

Она мне не рекомендует употреблять водку (она и так для меня не любима), а вот коньяк, вина, хотя и не все – наливай. На плодово-ягодную виную продукцию своего приготовления запрета нет.

Я оное уже несколько лет утром и вечером по маленькой употребляю. Умеренный прием её по примеру французов, итальянцев я считаю очень даже очень неплохо.

При употреблении приятного напитка настроение улучшается, снимается стресс, глушится чувство одиночества, да и при гостеприемах, как без оного напитка.

Но чтоб использовать возможности «гаечки», надо иметь сильное биополе рук.

Если оно слабое, то японский целитель К. Ниши дает совет, как его усилить.

По утрам еще в постели стимулирую свою поверхность тела, начиная с головы до пальчиков конечностей, обращая внимание на активные точки по рекомендации научного сотрудника А. А. Уманской.

Стал еще прикладывать ладони к глазным углублениям, да еще и пошевеливаю их.

Через некоторое время искорки в глазах пропали. К тому же еще и память стала лучше. Видимо, биополе через глазные проемы, а это самый короткий путь к мозгам, увеличило кровоток и там, и положительно отозвалось на его возможностях.

Похоже, что так избавился еще от одной неприятности.

К этому действу я включил еще и дыхательную процедуру. Она состоит в том, что, начав движение над глазами, я задерживаю дыхание на некоторое время, потом делаю три шумных вдоха через нос, предлагаемые Стрельниковой, не выпуская при этом полностью воздух так, чтобы после третьего вдоха моя дыхательная система полностью заполнилась воздухом.

Сразу после этого за три раза его полностью выпускаю через сжатые губы, как советуют К. Ниши и Малахов, захватывая при этом и немного нового.

Затем по Бутейко задерживаю дыхательные действа. Легкие при этом заполняются отработанным воздухом, а он способствует лучшей усвояемости кислорода при новом поступлении воздуха.

После некоторой задержки происходит зевок, а при зевке становишься вампиром – забираешь энергию соседей, а если их нет, энергию космоса.

Поступивший при зевке воздух опять задерживаю. Через некоторое время новый зевок и так 2-3 раза.

Дыхательная система, предложенная Бутейко, с задержкой дыхания очень даже привлекательна. Я проходил лечебный курс по его системе. Все проходившие почувствовали позитив от этих процедур.

Использование трех дыхательных систем – это получается уже дыхательная система по Ярковски.

Вот, если бы Щетинин, который много сделал для продвижения дыхательной системы Стрельниковой, взялся за объединение этих систем, то, может быть, и для других он нашел бы рациональность в этом.

Как-то после получения обильной информации о пищевом богатстве морской капусты я после разгрузочного дня – это полуторосуточного голодания, которые я использую уже несколько десятилетий по примеру Поль-Брегга, – решил выйти после голодного периода на ней. Обычно-то я начинаю прием пищи с кефира.

Морскую капусту приобрел в баночке. Жаль, что сразу не учел обилие консервантов в ней. Почти сразу же после приема её в кишечнике начались неприятности, которые быстро нарастали.

Попытка избавиться от них самостоятельно успеха не имела.

К вечеру состояние стало нетерпимое. Вызвал скорую, но на предложение в больницу – не поехал. При повторном вызове утром иного выхода не было.

Были праздничные дни. В больнице был только дежурный врач. К тому же, видимо, от сотрясений в скорой у меня произошло облегчение, как-будто в кишечнике началось движение.

Получив лекарство, я удалился домой. Но их употребление не принесло выздоровления.

Обращался к массажистке для снятия твердости живота. Не помогло.

Тогда я воспользовался советом Малахова по уринотерапии.

Я и раньше урину использовал при язвенном проявлении в желудке. Отлично помогло.

И тут после приема 200 гр. утренней урины почти сразу же наступило облегчение. После еще 2-х кратного приема её, я почувствовал себя здоровым.

Она меня выручает и в других случаях. Если какая-то мокрота появляется в глазах или сопливость в носу, то промывание утренней уриной избавляет от этого.

В ранние годы своей жизни ангина частенько создавала мне проблемы. Выручала медицина.

Потом прослышал, что натирая место её проявления керосином происходит прогрев проблемного участка и выздоровление. Попробовал. Получается.

Но прогрева-то можно добиться и активным массажем. При появлении болевого действа от ангины, приложив запястья рук друг к другу, стал активно массажировать место её проявления.

Минут через 10 в месте болевого проявления проявлялось ёкающее ощущение. После этого чувствовал себя уже здоровым. Это надо делать при первых признаках ангины.

После этого при утренней зарядке в постели стал производить кратковременные оные действа на шее, и сейчас уже десять лет не вспоминаю про ангину, хотя могу и холодную воду, и пищу принимать.

А вот эти события совсем уж недавние. Произошло это в Пятигорске после того, как я в 80-е годы переехал сюда из Академгородка.

Почувствовал недомогание – потливость, усталость при незначительной нагрузке.

При профилактическом мед. осмотре оказалось повышенное СОЭ. Норма её 5-6.

Возрастное считается нормой до 10, а у меня было около 60.

В гор. больницу. Там куда только не заглядывали – анализы, просвечивания. При этом усиленно и долго меня антибиотиками насыщали.

Тогда я как-то не вникал в действа медиков. Выписали, ну и ладно.

Через год повышенное СОЭ повторилось. И эта системность меня насторожила.

Повышенное СОЭ говорит о том, что где-то у меня происходит воспалительный процесс. Но где?

Попав в другую больницу, я поделился своими предположениями о возможных проблемах с печенью.

Дело в том, что несколько лет назад при избавлении от крыс, сам траванулся. Тогда без мед. помощи как-то перетерпел неприятности, т. к. температура-то была нормальной.

А тут они возобновились, да к тому же на руках заметная желтизна стала проявляться.

Молодой врач, который меня лечил, не принял во внимание мое предположение.

  • Мы, – говорит, – везде заглянем и найдем у тебя очаг твоих проблем. 

И действительно, как меня только не выкрутасили, загружая при этом меня антибиотиками.

В конце концов, он поднял руки: «Не можем обнаружить очаг воспаления» – и выписал, как после я обнаружил, больным человеком с показателем СОЭ больше 30. Через непродолжительное время мое болезненное состояние повторилось.

Я в поликлинику. Врач, который недавно направлявший меня в больницу спрашивает: «А что сказали в больнице?»

  • Я же дал вам выписку из больницы – говорю. – Там не нашли воспалительного очага и мою версию не признали. Она сразу: «А я признаю». 

Тогда говорю: «Печень надо чистить, хотя УЗИ там никаких отклонений не обнаружили».

Выписала она мнеЭссенциале, а я еще дополнительно принимал мумие, экстракты элеутерококка, женьшеня и отвары целебных трав.

Через некоторое время СОЭ восстановилось почти до нормального.

Немного спустя при проверке СОЭ опять поднялось. Значит, надо что-то было предпринять существенное.

Начитавшись Малахова, стал по его способу делать очистку печени. Ее называют «варварской». Действительно она трудная.

Первые две попытки были неудачными. Видимо, плохо прогревал область печени, и поэтому камни её не размягчались.

Я в баню. Неоднократная обработка в парилке веником в области печени, а вечером соответствующие процедуры. Это дало результат.

Камни пошли, но их камнями-то назвать трудно. Они желеобразные, изумрудного цвета, красиво приятные.

Совет Малахова: чистку надо делать 5 раз.

А вот при второй чистке были проблемы. Дело в том, что проход из печени в пищевод составляет 6 мм в диаметре, а у меня вышел камень диаметром 20 мм, хотя это, как вычитал потом, возможно.

При третьей чистке, как я считаю, испытал проблемы женщин при трудных родах.

Ночью меня стало просто выкручивать. Подходила тошнотность, бросало в жар, потливость, как-то вытягивало, что-то непонятное хотелось. Потом все прекращалось, а часа через два все повторялось.

И только утром вместе с другими вышел камень диаметром 20 мм, но неправильной шишковатой формы.

После пятикратной чистки я еще пропил ферменты чистотела на козьей сыворотке.

Приготовление по Б. Болотову.

Проверился. СОЭ равно 4. Не поверил. Такое я не помню, когда было, но в платной поликлинике подтвердили. Эврика.

После этого я ежегодно выпивал 3-х литровую емкость фермента чистотела (мне кажется, что это очень даже очень здорово) и проблем с СОЭ не стало.

Сейчас у меня проблем со здоровьем вроде нет. Но всё же давление меня волнует.

Дело в том, что артериальное верхнее давление у меня около нормы – 120, а вот нижнее около крайней нижней границы или меньше. Я не замечаю негатива от этого, но как-то когда-нибудь оное проявится.

Врачи это не комментируют и советов не дают, как стабилизировать давление.

А это, как я считаю, потому что они не владеют необходимой информацией.

Спросите у любого мед. работника, какая нормальная разница между верхним и нижним давлениями? Ответят: «40-50 или около этого», – а обоснований не дадут.

Я когда столкнулся с этим, то мне показалось нереальным это соотношение при разных верхних давлениях.

Нашел математическую зависимость давлений, которую дает японский целитель К. Ниши.

У него много новых оригинальных лечебно-оздоровительных высказываний. После его кончины в Японии был создан институт по изучению его трудов.

По его мнению, очень важно не только верхнее давление, но и соотношение давлений.

Он выдвинул «Золотое соотношение» кровяного давления – 7/11 = 0,636, а его пределы 6/11 — 8/11 = 0,545 — 0,727 – «барометр здоровья».

Я составил таблицу, график этих величин, но заинтересованности в этом среди мед. работников не нашел. Их можно понять, т. к. нет рекомендаций для руководства в их работе этими величинами.

Пытался найти, кто занят научными проблемами, кто работает над кандидатскими, докторскими работами. Не нашел. Оказывается, заниматься сейчас этим – нет интереса.

Очень печально.

ИньЯнь

Сейчас во всемирной паутине можно бы найти объяснение предложенным соотношениям и постараться внедрить их в практику, обращая внимание на оба показателя давления.

Но это может сделать только авторитетный мед. работник.

Я же пробую у себя выровнять давления в соотношении, предложенным К. Ниши, за счет массажа точек «Ян» (ниже носа) и «Инь» (на подбородке) по рекомендации доктора О. И. Елисеевой в книге «Практика очищения и восстановления организма».

Ну что же: «Поживем, увидим, получится ли».

А еще меня как-то настораживает пониженная температура. Она в последнее время держится около 36 градусов, хотя при физической нагрузке она доходит до нормальной, а при перегрузке и выше бывает.

Наблюдается какая-то нестабильность. Видимо, организм готовится к окончательному, для всех неизбежному, но я не спешу в параллельный мир, в сосуществовании которого я убедился на явных примерах своей жизни.

Дело в том, что моей супруги нет больше 10 лет. Её убили киллеры прямо в квартире, но душа её не ушла, как сказала ясновидящая, в свое измерение, а осталась в квартире. Я и по телику слышал, что такое бывает.

Так вот её присутствие и даже помощь я регулярно чувствую. Только пожелаю чтонибудь, и на удивление оно сбывается.

Но вот после каждого, хотя и редкого, знакомства с какой-либо бабулей, всегда получаю какой-нибудь пинок. А если из-за меня её сын (от первого брака, живущий в Новосибирске, с которым теплых отношений у нас нет) огорчение испытывает, то я обязательно получаю поджопник, да еще какой.

Когда я один остался в 2-х комнатной квартире, я решил, что мне достаточно и однокомнатной, к тому же это будет и менее затратно.

Было много вариантов. Договаривался, давал задатки, но по разным причинам все срывалось.

А вопрос-то надо было решить. И потом уже мне подсказали, что: «Тебя из этой квартиры душа хозяйки не отпускает». Пришлось остаться.

Значит, в параллельном мире бытие душ продолжается.

У меня нет оснований предвидеть скорую неизбежность.

Дело в том, что мне еще в 10-м классе цыганка нагадала девяностолетие. А когда я выразил недоверие, она, дернув меня за руку, сказала: «Вспомнишь парень, как сладкий сон приснится».

И когда в больнице наступала шаткость моего существования, я вспоминал её – многое, сказанное цыганкой, сбылось, значит, я должен выдержать все. И выдержал.

А возможности цыганок (не шарлатанок), как мне кажется, представляют интерес.

А еще я пришел к выводу: надо самому находить решения своих проблем.

Так у меня исчезает зубная боль, если я на ночь положу жмыхи листьев каланхое или золотого уса, или лист алоэ, разрезанной по длине на десну.

Овощи

Для питания использую в основном свежие естественные продукты.

Полуфабрикаты использую редко, в исключительных случаях.

В питании еще учитываю советы М. Шелтона. Он предлагает учет калорий, диеты заменить потребностями своего организма и принимать, что тебе хочется есть, и что нравится. Сам организм знает, что ему нужно, и что ему не хватает.

А еще я взял на вооружение советы П. Брегга. Такие как: «Если хочешь быть миллионером здоровья, надо работать, или, если ты не познал себя, то ты дурак».

Ведь никому как самому себе не нужно твое благополучие. А за ним нужно следить и находить, и принимать нужные действа.

П. Брегг сам доказал, что для человека вполне возможно долголетие. Жаль, что из-за ЧП он не полностью это сделал.

И дай бог, чтоб каждый нашел себя и после своего долголетия, оставил этот мир в полном здравии.

И еще я бы хотел высказать крамольное мнение. Во всем живом мире действует закон Дарвина: «Живи, пока нужен». А если нет, то по его закону ненужное отмирает, а живность погибает.

Пчелиный рой очень организованная бытность. Появилась пчела – сразу трудиться начинает. Потеряла возможность быть полезной – погибает. Трутня рой содержит, пока он нужен. Необходимость отпала – избавляются от него.

В Китае, какая там поддержка старости? А ведь народность бурно увеличивается, хозяйственность растет на зависть другим народам.

Народ, конечно, там трудолюбивый, да и руководство взяло на вооружение лучшее из старого и нового строя.

Я сторонник того, чтоб хорошие условия создать активному созидательному слою населения.

А когда старость подошла, используй наработанное.

На Западе в это время многие мир и блага жизни познают.

А если от прожитого ничего нет, то будь полезен детям, внукам, дружи с ЗОЖ, а если нет, то изволь царство тебе небесное.

Обычно говорят: «Давай пенсию, я же работал». Но за работу ты же зарплату получал.

Повышать пенсию, продлевать дряхлость неинтересную ни себе, ни в большинстве случаев и окружающим тоже.

Я из бывших инженеров. При той чистой тогдашней зарплате не наработал себе на старость. Близких родственников нет.

Свое прожитие обеспечиваю дружбой с землей, и еще кое-что нахожу.

А если не смогу этого делать, то мне прямая дорога в мир иной, освободив место для живущих в нашем.

Может быть, тамошнее пребывание менее проблемное и имеет свою привлекательность.

Жаль, что у долгожителей воспоминания-отрада становятся проблемой. Мало остается тех, при общении с которыми можно сказать: «А помнишь?» С новыми знакомыми – это болтовня, не приносящая отрады.

Хорошо бы в здравии, получив удовлетворения от бытия, оставить заметный след после себя и закончить земные дела с чувством выполненного долга.

Прилагаются графики кровяных давлений.

 

Ярков Яков Леонидович
Пятигорск, Калинина 2-6-79
Тел. 32-87-24